Российские металлурги в поисках сверхприбыли

Комментарий аналитика Михаила Беспалова

Финансовая нагрузка в металлургическом секторе растет с космической скоростью: с 1 августа ввели экспортные пошлины на продукцию металлургов, а еще через полгода повысят налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для металлургических компаний.

Несмотря на дополнительную нагрузку металлурги вкладывают средства в развитие инфраструктуры в регионах, помогают медикам в условиях пандемии, делают свои производства более экологичными. Смогут ли компании и в дальнейшем быть социально ответственными, если налогов станет больше, разбирался «Эксперт».

В геометрической прогрессии

Вопрос о дополнительной финансовой нагрузке на металлургический сектор возник после того, как первый вице-премьер Андрей Белоусов заявил, что металлурги «нахлобучили государство» на 100 млрд рублей. В короткие сроки было принято решение временно повысить экспортную пошлину на металл, за счет чего планируется собрать 160 млрд рублей.

Это была не первая попытка повысить налоги для сектора. В 2018 году Белоусов еще в статусе помощника президента предложил изъять у 14 предприятий 500 млрд рублей сверхприбыли и потратить эти деньги на финансирование майских указов президента. На следующий день девять публичных компаний из «списка Белоусова» потеряли в стоимости 400 млрд рублей - почти столько же, сколько от них хотели получить в Кремле. Тогда бизнес смог урегулировать вопрос в обмен на договоренности активнее инвестировать в инфраструктуру.

Кстати, бизнес свои условия выполнил. И продолжает работать в этом направлении. Например, «Северсталь» проводит образовательные лекции, поддерживает региональные музеи и театры, создает инфраструктуру для детей с особенностями развития. «Новатэк» инвестирует в ремонт соцучреждений в регионах, занимается экологичной утилизацией отходов и помогает малообеспеченным семьям. Компания En+ Group строит детские сады и спортивные площадки в регионах присутствия, учреждает стипендии для студентов, а также планирует перевод головного офиса в Иркутск, что привлечет в город высокопрофессиональных специалистов и будет способствовать развитию инфраструктуры города. Несмотря на все эти усилия бизнеса новые налоги все же были введены.

В «Северстали» оценили расходы компании на выплату этих пошлин в 200-250 млн долларов. Повышенный в этом году НДПИ для металлургов тоже откусит весьма значительную часть от чистой прибыли «Северстали» — в районе 87,5 млн долларов, хотя в прошлом году этот налог обошелся ей в 3,5 раза дешевле. При текущих ценах на металлы НДПИ для сырьевых компаний повысится еще на 50%, посчитал «ВТБ». То есть, вместо прямой поддержки стратегически важных предприятий, которые не останавливали производство во время пандемии, сохраняли рабочие места для тысяч россиян, инвестировали собственные средства в поддержку медицины в регионах возникает новый вызов.

Новые налоги могут снизить социальную активность бизнеса, считает аналитик КСП Капитал Михаил Беспалов. «Ведение бизнеса всегда подразумевает риски, поэтому введение новых пошлин и налогов со стороны государства каждый раз, когда ситуация для определенной группы предприятий позволяет им получить дополнительную прибыль, на мой взгляд, является неверной стратегией», - сказал он.

Введение экспортных пошлин может привести к снижению доходов металлургических компаний и уменьшению налогов на прибыль в бюджеты различных уровней примерно на 58-71 млрд рублей, считает завкафедрой конкурентного права РАНХиГС и начальник управления по борьбе с картелями ФАС РФ в 2013-2021 годах Андрей Тенишев. «Несомненно, что увеличение экспортных пошлин снизит конкурентоспособность наших металлургов на внешних рынка  – практически вся отрасль экспортноориентрованная», - уверен он.

Легко ли металлургам на Руси

Становление российского металлургического сектора проходило в непростые времена: после распада СССР многие предприятия находились в упадке. Требовалась не то, что модернизация производства, а элементарный ремонт зданий предприятий. Эту нагрузку полностью взял на себя бизнес, без расчета на государственную поддержку. Инженеры и рабочие уходили из промышленности в коммерческий сектор, из-за чего необходимо было в короткие сроки найти квалифицированные кадры на замену. Металлурги также столкнулись с необходимость решения этой задачи.

Довольно наглядно это видно на примере алюминиевой отрасли. В 2000 году главные алюминиевые активы страны объединились в компанию «Русский алюминий» («Русал»), а в 2007 году активы «Русского алюминия», «Сибирско-Уральской алюминиевой компании» и швейцарского сырьевого трейдера Glencore слились в одну компанию. Основатель En+ Group и «Русала» Олег Дерипаска понимал, что для управления бизнесом таких компаний нужны люди нового типа, с пониманием того, как устроены рынки. И такую команду еще надо было собрать. Объединение происходило во всех направлениях металлургии. Так, к 2006 году черная металлургия была консолидирована между компаниями «Северсталь», «ЕвразГрупп», НЛМК, ММК, «Металлоинвест» и «Мечел».

Затем по металлургическому сектору ударил экономический кризис 2008 года. «Северсталь» сократила производство на 25-30%, собственник Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) Владимир Лисин, потерял в 2008 году 14 млрд долларов на глобальном кризисе и обвале спроса на сырье, Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) снизил производство на 15% и сократил сотрудников. «Русал» по итогам 2008 года получил чистый убыток 5,98 млрд долларов. Реструктурировать долги компании, в основном, смогли только в конце 2009 года. В принципе, именно период с 2009 по 2014 можно считать наиболее продуктивным в части модернизации и налаживания современного производства для металлургов – активно закупалось новое оборудование, внедрялись современные технологии.

Однако полной модернизации российских промышленных активов помешали санкции  - под ограничения попали десятки российских компаний. Сначала – с госучастием, а затем под удар попал и частный бизнес.  Весной 2018 года под санкции попали такие компании, как ГК «Ренова» Виктора Вексельберга, «Русал» и En+ Group Олега Дерипаски, «Газпром бурение» и группы NPV Engineering Игоря Ротенберга, компания «Ладога менеджмент» Кирилла Шамалова и другие. Персональные санкции были введены против Олега Дерипаски, Владимира Богданова, Сулеймана Керимова, Игоря Ротенберга, Кирилла Шамалова, Андрея Скоча, Виктора Вексельберга и других российских бизнесменов и политиков. Ограничения означали, что все активы предприятий в США были заморожены, а американским гражданам было запрещено ведение любого бизнеса с этими компаниями. Стоимость акций компаний на биржах резко упала.

Единственным, кому удалось добиться снятия санкция с бизнеса за всю историю – Олег Дерипаска. Предпринимателя обвиняли в том, что он аффилирован с Кремлем. Для снятия санкций власти США требовали от основателя En+ Group снизить долю владения акций и отказаться от управления в компаниях. И снова со стороны бизнеса все требования чиновников, на этот раз американских, были выполнены, однако Олег Дерипаска до сих пор в полной мере не может вести бизнес на американском рынке, поскольку персональные санкции так и не были сняты.

Сверхприбыль Шредингера

2020 год принес российским металлургам новые вызовы – мир охватила пандемия covid – 19. Металлурги продолжили работу и в пандемию, и ни на один день не останавливали производство. Сотрудники предприятий En+, «Северстали», ММК, НЛМК были обеспечены средствами индивидуальной защиты, они получали медицинские консультации, связанные с коронавирусом, а в последствии были запущены программы по добровольной вакцинации сотрудников. Компании передавали оборудование, медикаменты, продукты социальным и медицинским учреждениям. Например, En+ в общей сложности направила порядка 7 млрд рублей на борьбу с коронавирусной инфекцией, построила 6 медицинских центров в регионах присутствия. Неся такую большую социальную нагрузку многие компании показали стабильные финансовые результаты, которые некоторым показались слишком хорошими.

Эксперты считают, что дополнительная налоговая нагрузка замедлит развитие инфраструктуры в регионах.

«Стимулы для инвестирования в развитие бизнеса у компаний снижаются, поскольку апсайд потенциал для доходов ограничен за счет постоянно меняющихся правил, в то время как потери бизнеса при неблагоприятной конъюнктуре никто компенсировать не собирается», - отметил аналитик Михаил Беспалов.

Налоги лишь на время решат проблемы с дополнительными доходами в бюджет страны, считает эксперт Андрей Тенишев. «В первую очередь, государству необходимо отказаться от «продразверстки» и изъятия сверхдоходов. Нужно думать не о решении сиюминутных проблем, а совместно с бизнесом разработать программы модернизации отрасли и законодательно обязать компании вкладывать сверхприбыли в развитие. Поддержка бизнеса в конкуренции на глобальных рынках, в средне-и долгосрочной перспективе, даст свои плоды, включая увеличение налоговых платежей», - подытожил он в беседе с «Экспертом».

Эксперт

Большой Саввинский переулок, дом 12, стр. 16, Москва, 119435



Оставайтесь на связи

Подпишитесь на нашу рассылку